«Дорога да гитара»

«Приозерские ведомости» 13 ноября 2014 года – №46 (212)
ПРИОЗЕРСКАЯ ПАНОРАМА: КУЛЬТУРА
«ДОРОГА ДА ГИТАРА»


Кто-то хочет услышать знакомые песни, кто-то хочет хорошо провести время, кто-то хочет погрустить, кто-то – посмеяться. Тогда вам в Киноконцертный зал на концерт Алексея Степина, который исполнит все эти желания 13 декабря.
В преддверии концерта с певцом встретился наш специальный корреспондент Екатерина Жукова, и сегодня мы предлагаем вашему вниманию это интервью.
«Дорога да гитара» – название песни и одновременно концерта, с которым в Приозерск приезжает Алексей Степин, автор замечательных хитов «Гули-гули», «Настя», «Слезы – просто вода», «Помидорка», «Не балуй!» и многих других.
Встретились мы в уютном кафе в центре Петербурга. Себе он заказывает зеленый чай, меня угощает кофе с десертом. Разговаривать с ним необыкновенно приятно. Умный, ироничный, готовый к диалогу. Наше общение больше напоминало дружескую беседу, чем деловой разговор.
– Алексей, начнем с творчества, чтобы кого-то познакомить с Вами, а кому-то напомнить ваши песни – некоторые из слушателей воспринимают их как народные. Как вы думаете, почему?
– А потому, что у нас так принято – если автора не знаем, то, значит, песня народная. На самом деле, это серьезное признание: то, что мои песни так близки народу – это хорошо. И подобное часто случается со мной как с автором. Сначала, еще до переезда в Москву, в Казани, пошла молва про мое творение «Прощай, прощай, Казань родная» (так скажем, мой первый хит) – песню приписывали мифическому казанскому братку в неволе. Затем это коснулось песни «Долюшка-доля», которая стала теперь настоящей классикой жанра – тоже говорили, что ее написал чуть ли не вор, сгинувший в тюрьме. Затем «Гули-гули» – какой-то коллектив, спевший ее на ведущем канале, объявил вдруг прямо в эфире песню народной, я это сам слышал и слегка обалдел... Ну и, конечно, «Дорога да гитара» – тут якобы помирающий старший брат завещал младшему эту дворовую песню для исполнения, передав из уст в уста. Да и песню «Настя» приписывали к дворовым… И смех, и грех.
– Думаю, не только я знала ваши песни больше, чем имя их автора. Вы сами как относитесь к такой популярности?
– Мы живем во времена, когда мозг человека постоянно атакуется зомбоящиком, когда ложь оттуда льется потоком, когда «засветка» на ТВ важнее искренности и таланта, когда мы про некоторых медийных лиц знаем почти все – от количества любовниц до цвета трусов, но не можем вспомнить ни одной их песни... В такие смутные времена очень даже хорошо, что люди вообще помнят хотя бы пару моих песен и имеют нескандальные ассоциации, пусть и не в состоянии запомнить имя и фамилию.
– Какой совет Вы дали бы начинающим музыкантам – как пробиться на сцену?
– При теперешней коррупции и крайней степени мздоимства совет один – родиться в семье олигарха.
– Как считаете – Ваша самая популярная песня у мужчин? У женщин?
– Мне и гадать-то незачем – сколько людей, столько и мнений.
– Зрители какого возраста в основном приходят на Ваши концерты?
– Те зрители, у кого есть способности к сопереживанию, к неравнодушию, к более сложному мировосприятию и раздумчивости – думаю, вышеописанные качества встречаются у всех возрастов, кроме уж совсем молодых-зеленых.
– У Вас есть любимая из песен, написанных вами? Которая вам наиболее близка? Которую самому хочется петь на каждом концерте?
– С самого начала творчества я дал себе зарок не сочинять плохо, брать высокую планку музыки и стихов уже только потому, что петь со сцены без всякого кайфа нелюбимую, неудавшуюся песню – это жуткая пытка. Поэтому у меня проходных песен – раз-два и обчелся. Вот их я и не пою. Все песни, включенные в программу, мне дороги и интересны. Но, конечно, одни более животрепещущи, а другие чуть менее. Есть и трагические по степени накала эмоций композиции – «Кручина», например. Но петь с отвращением – это не по мне, люди сразу почувствуют.
– Я знаю, что Вы расширили рамки своего творчества. Не забросив шансон, вы стали петь лирические и удивительно щемящие женскую душу песни. Что Вас подтолкнуло к их написанию?
– Мне кажется, что от шансона я отхожу все дальше и дальше. А подтолкнули сама жизнь и богатый опыт общения с женщинами, большинство любовных историй с которыми заканчивались болезненными расставаниями... Лирика не может быть построена на лжи. Она трепещет, она режет по-живому, это ведь не попса – гламурная, бессмысленная и глуповатая... Вот почему у меня лирика трепетная и честная, иногда до слезы; чаще всего светло-грустная, а не торжествующе-победительная. В любви вообще мало поводов для триумфа.
– Как вы думаете, какие три качества в мужчинах – главные? И персонажа с какими качествами вы бы охотнее изобразили в своем творчестве?
– Порядочность, крепкое плечо, разум. А я такого персонажа и преподношу. В любом, так скажем, «лирическом герое» моих песен есть что-то от меня самого. Ну и наивность некая добавляется, незлобивость, умение отстоять свое, добрый стеб над самим собой в первую очередь... Я ведь считаюсь автором целого направления – это Уникальный Русский Юморной Стиль (Унирюс). Он случайно начал созидаться из первой моей «фольклорной» песни – «Только ты меня колышешь» – с характерным оканием, грустным юмором, стебом над превратностями судьбы и любви. А затем стал обрастать новыми эпизодами – «Гули-гули», «Любил-любил», «Не балуй», «Люба-ляба» и т. п. Вот и герой этих песен соответствующий – незлобивый парень, упрямый, заводной, но отходчивый, совершенно по-русски бесхитростный, но с крепким кулаком – с ним можно и в разведку, и на пьянку. Этот герой мне до сих пор нравится, иначе бы я давно прекратил его существование.
– Какая песня была написана первой, которую захотелось показать людям и записать?
– Да мне все хотелось показать... Я писал поначалу очень много, затем стал сочинять меньше, но ярче и отточеннее. Я ведь бредил не шоу-бизнесом, а ВИА, выступлениями для широкой публики – чтобы если уж петь, то только свои произведения, коими я и интересен. До сих пор, кстати, ни спел ни одной чужой песни – все мои «детки» сочинены мной, падчериц нет. Только если бы я знал, что шоу-бизнес такое дрянство, то вряд ли бы полез на сцену – сидел бы в тиши да и сочинял бы для других...
– Как Вы пришли к стилю, близкому к народному?
– Я много разной музыки слушал. И русской в том числе. Но есть вещи, не поддающиеся анализу – я не помню и не пойму сам, почему вдруг русская тема стала мне интересной. Видимо, я был заточен под нее, и внедрение «русскости» в творчество было лишь вопросом времени... И еще, конечно, обида за русскую авторскую песню – людям она вроде нужна, но при этом ее нет в СМИ и никакой идеологической поддержки она не имеет...
– А есть песни, которые Вы сами любите, но по каким-то причинам на концертах не исполняете?
– Таких песен полно. Это почти вся лирика под клавишные и под гитару, где встречаются просто необыкновенные жемчужины... Однако как бы я ни был творчески многогранен, я работаю для людей, и только на возвышенном концерта не выстроить – если включить в него много пусть красивых, но малоизвестных песен, то зритель начнет зевать... Ему нужны хиты, тут ничего не поделать. Посему жемчужины и поются
редко, только на каких-то особенных концертах для публики, которая «в доску своя» – она имеет роскошь не просто слушать, а еще интересоваться и сопереживать...
– У Вас есть музыкальное образование?
– Да, есть. Оно, правда, не бог весть какое – законченная с отличием музыкальная школа, после которой меня брали без экзаменов в музучилище, но я выбрал другой путь обучения – практический. Я всегда много сочинял, оттачивал свой стиль, а уж слаженная игра в пусть и ресторанных оркестрах с музыкантами-профи (раньше было именно так!) меня очень многому научила. Потом была череда ВИА и рок-групп и лишь потом сольное творчество. Я перфекционист, тщеславие мне чуждо, посему учиться я никогда не прекращаю.
– А кто же Вы по специальности? Где учились?
– Я параллельно с музыкальной учился в математической школе, а затем, с перерывом на службу в армии, получал знания в Казанском госуниверситете, который закончил с «диагнозом» «экономгеограф-математик».
– Узнают ли Вас на улице?
– Я же теперь нечасто свечусь в телеке... Вот в прошлом году выиграл суперигру в «Поле чудес», спел там песню, но кто уж об этом помнит. В общем, люди с пытливым умом и с хорошей зрительной памятью, возможно, и узнают, но я это привык не замечать, мне этот просто не нужно, ибо вне концертов я довольно отстранен от внешнего мира и нахожусь в своей оболочке да еще обычно в наушниках или с книгой. Да и проверено временем – все эти прошлые частые «узнавания» ничего доброго в мою жизнь не привнесли...
– Просмотрев интервью с Вами, я узнала, что вы прыгали с парашютом. Однажды или несколько раз? Страшно?
– Это отдельная феерическая история. Первый раз я прыгнул как бы случайно, безо всякой подготовки, без знаний... Меня обманом затащили друзья, а отказаться было стрёмно. Затем уже был осознанный выбор. Прыгнул я всего пять раз и заметил, что сначала был какой-то удивительный транс отчужденности, а вот страшно стало после 3-го прыжка. Но есть способы побеждать свой страх, иначе зачем вообще было прыгать? Как раз после 3-го прыжка, кстати, присваивают 3-й разряд по парашютному спорту.
– Вам присвоили?
– Да.
– Вы служили в войсках противовоздушной обороны в Азербайджане на закате СССР. Повлияла ли армия каким-то образом на Ваше творчество?
– Конечно, армия дала мне чувство Родины, некоего нормального патриотизма, внутренней силы и непрогибаемости. Это не могло не сказаться на образе мышления.
– Есть ли какой-то вопрос, который Вам еще не задавали, а вам было бы интересно на него ответить?
– Вопрос о том, есть ли закономерности в хитросплетениях творческого и жизненного? Да, творчество реально помогает выжить, но, как это ни парадоксально, чем больше любви в песнях, тем сильнее одиночество в жизни.
– Вы чем-то удивите зрителей на концерте?
– Я не стараюсь удивлять... Зачем? Зрители сами удивятся, когда увидят и услышат, что я не просто неплохо пою и интересно сочиняю, но еще и играю на клавишных. В шансоне человек, умеющий на чем-то играть, кроме нервов – это вообще редкость. А если серьезно, то удивятся многие – песни-то запоминающиеся, душевные, многостильные, раздумчивые, в них хочется купаться почаще. Ну и, конечно, помимо русского озорного будут новинки, танцевальные хиты, душевное, лирика под клавишные, импровизации, байки, улыбки. Так что, друзья, до встречи 13 декабря 2014 года в Приозерском ККЗ в 18.00.


Екатерина Жукова (большая благодарность в составлении интервью Fran_Ghotierre и Елене Ивановой).